Электронному договору – быть

0
Всего просмотров:

С февраля 2019 года в ГК Республики Беларусь наконец-то будут прямо легализованы электронные формы договоров.

Электронный договор

Законом Республики Беларусь от 17.07.2018 “О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь” внесены изменения в содержание статей 161 и 404 ГК Республики Беларусь о письменной форме договора. Согласно новой редакции, которая вступит в силу с 01.02.2019, стороны гражданских правоотношений наконец-то официально получат возможность совершать сделки с использованием средств связи и иных технических средств, компьютерных программ, информационных систем или информационных сетей.

 

В частности, новая редакция части 1 статьи 161 и части 2 статьи 404 ГК Республики Беларусь приравняет к письменной форме договора текстовые документы в электронном виде (в том числе электронные документы), которые взаимно или путем обмена документами собственноручно подписаны сторонами либо с использованием средств связи и иных технических средств, компьютерных программ, информационных систем или информационных сетей, если такой способ подписания позволяет достоверно установить, что соответствующий текстовый документ подписан сторонами по договору.

В статьях 161 и 404 ГК Республики Беларусь теперь будут приведены примеры подписания документов: факсимильное воспроизведение собственноручной подписи с помощью средств механического или другого копирования, электронная цифровая подпись или другой аналог собственноручной подписи, обеспечивающий идентификацию стороны по договору.

При этом законодатель указывает, что в случаях, предусмотренных законодательными актами, по прежнему допускаются только определенные ими способы заключения договора в простой письменной форме.

Для признания письменной формы договора соблюденной, по прежнему будет достаточно совершения акцепта электронной оферты другой стороной, в том числе и в аналогичном электронном виде, а также путем совершения конклюдентных действий (статья 408 ГК Республики Беларусь).

Конечно, это еще не легализация смарт-контракта для всех субъектов гражданских правоотношений в РБ (напомним, что Декретом № 8 он, в порядке правового эксперимента, пока легализован только для сделок с участием хотя-бы одного резидента ПВТ), но все-же еще один значительный шаг в этом направлении.

Одновременно с 18.02.2019 в силу вступят изменения в ряд статей Закона Республики Беларусь “Об электронном документе и электронной цифровой подписи”, регламентирующих внешнее предоставление копий электронных документов. Так, если ранее статьей 20 была установлена возможность удостоверения формы внешнего представления электронного документа на бумажном носителе лишь:

  1. нотариусом;
  2. регистратором республиканской или территориальной организации по государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним;
  3. организацией или индивидуальным предпринимателем, имеющими право на осуществление деятельности по удостоверению формы внешнего представления электронного документа на бумажном носителе на основании специального разрешения (лицензии), если его получение предусмотрено законодательством Республики Беларусь о лицензировании.

То теперь такое право получат и:

  1. организации или ИП, создавшие такой электронный документ;
  2. организации, получившие электронный документ от другой организации посредством межведомственных информационных систем;
  3. другие организации или физические лица в случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

Данная новелла, безусловно, является необходимой и отвечает давно уже сложившемуся порядку вещей, а также духу времени. Представляется, что она упростит хозяйственные правоотношения и будет способствовать более оперативному гражданскому обороту: заключению и изменению сделок. Отрадно отметить, что практика применения данных подходов уже была сформирована в последние годы судами страны и основывалась на возможности достоверно установить факт направления оферты одной из сторон другой, а также установить фактический акцепт предложения другой стороной. Первопроходцами в этом направлении стали перевозчики и экспедиторы в силу особенностей оказываемых ими услуг.

Приведем пример.

Так, в суд, рассматривающий экономические дела, обратилось ЧТУП «Перевозчик» с иском к ЧУП «Экспедитор» о взыскании основного долга по провозной плате.

Как было установлено судом, истцом на основании поступившей в его адрес заявки, оформленной от имени ответчика, осуществлена перевозка груза по маршруту, груз был доставлен в место назначения и выдан грузополучателю, что подтверждается международной накладной CMR. Размер провозной платы согласно условиям заявки составлял 430 евро по курсу Национального банка Республики Беларусь на день оплаты.

Истцом в адрес ответчика была направлена претензия об оплате стоимости фрахта со счетом-фактурой, актом выполненных работ, CMR. Согласно уведомлению о вручении почтового отправления претензию с указанными документами ответчик получил.

В соответствии с условиями заявки на перевозку груза (транспортного заказа) окончательный платеж должен был быть произведен в течение 15 банковских дней с момента получения документов. Однако ответчик оплату транспортных услуг не произвел.

В силу п. 2 ст. 288 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) обязательства могут возникать из договора.

Доводы представителя ответчика о том, что между сторонами не было договорных отношений, суд счел опровергнутыми имеющимися в деле доказательствами и противоречащими положениям действующего законодательства.

Отправителем груза и лицом, в интересах которого была осуществлена перевозка груза по маршруту, являлось ООО «Заказчик» – третье лицо, представитель которого в судебном заседании указал, что с целью доставки груза покупателю ООО «Заказчик» с ответчиком был заключен соответствующий договор, ни с кем иным в договорные отношения по поводу данной перевозки груза ООО «Заказчик» не вступало. Именно в рамках названного договора третьим лицом в адрес ответчика была сделана заявка, которая была тем принята и исполнена, о чем свидетельствуют направленные ответчиком в его адрес счет-фактура и акт выполненных работ. Третье лицо платежными поручениями произвело оплату выполненных ответчиком транспортных услуг по договору. При этом представитель третьего лица в судебном заседании подтвердил, что иных заявок на перевозку груза ООО «Заказчик» в адрес ответчика не направляло, это была единственная заявка в рамках названного договора.

Доказательств выполнения заявки ООО «Заказчик» по перевозке груза по маршруту собственными силами ответчиком в суд не представлено.

Материалами дела подтверждается, что на электронную почту истца поступила оформленная от имени ответчика заявка на выполнение рассматриваемой перевозки. Осмотром содержимого принадлежащего истцу электронного почтового ящика установлено, что электронное сообщение, содержащее заявку на перевозку, пришло с электронного почтового ящика Экспедитор@tut.by.

Проведенным осмотром общедоступных интернет каталогов предприятий Беларуси установлено, что в размещенных в них рекламных объявлениях ответчика указан электронный почтовый ящик Экспедитор@tut.by.

В силу п. 17 Методических рекомендаций по рассмотрению дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции, утвержденных постановлением Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 15.05.2013 N 18, судом может быть признан заключенным договор транспортной экспедиции между клиентом (грузоотправителем или грузополучателем) и экспедитором, если последний направил перевозчику заявку (заказ) на автомобильную перевозку того же груза и на тех же условиях, которые определены в поручении клиента, получение которого или дачу согласия на принятие к исполнению которого экспедитор отрицает. Применительно к рассматриваемому случаю может быть признан заключенным договор перевозки между заказчиком-посредником и перевозчиком, если первый, получив заявку клиента, правил перевозчику заявку (заказ) на автомобильную перевозку того же груза и на тех же условиях, которые определены в поручении клиента.

В силу ч. 1 п. 1 и п. 2 ст. 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Согласно п. 2, 3 ст. 404 ГК договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору, письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в соответствии с п. 3 ст. 408 ГК.

В соответствии с п. 3 ст. 408 ГК совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.д.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законодательством или не указано в оферте.

Таким образом, исходя из ч. 1 п. 1 и п. 2 ст. 402, п. 2, 3 ст. 404, п. 3 ст. 408 ГК договор может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи.

При указанных выше обстоятельствах, с учетом наличия достоверных данных о принятии ответчиком заявки третьего лица на выполнение перевозки груза по маршруту, получения им от третьего лица денежных средств за осуществление такой перевозки следует сделать вывод о наличии совокупности доказательств, достоверно подтверждающих то, что полученная истцом по электронной почте заявка на выполнение рассматриваемой перевозки исходит именно от ответчика.

Согласно ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

На основании п. 1 ст. 739 ГК по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

В силу п. 1 ст. 744 ГК за перевозку грузов взимается провозная плата, установленная соглашением сторон.

Согласно ч. 2 п. 1 ст. 298 ГК в случаях, когда в денежном обязательстве предусмотрено, что оно подлежит уплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (“специальных правах заимствования” и др.), подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон.

В связи с изложенным требования были судом удовлетворены.

Следует отметить, что под электронной формой договора судебная практика понимала не только направленные посредством электронной почты документы, но и направленные с использованием иных средств современной связи, месседжеров: Skype, Viber, Whatsup и т.п., позволяющих подтвердить факт отправки и получения документа.

Также новой редакцией Закона “Об электронном документе и электронной цифровой подписи” будут закреплены современные подходы к использованию электронной цифровой подписи и личных ключей.

Белявский С.Ч.
судья экономического суда Гродненской области