Команда «МАЗ-СПОРТавто»: участие в ралли «Дакар-2023» под вопросом

Просмотрено

Руководитель и ведущий пилот команды «МАЗ-СПОРТавто» Сергей Вязович во время «Шелкового пути — 2022»  дал интервью интернет-изданию Чемпионат. Деньги за «Дакар-2022» МАЗу так и не вернули…

— Сергей, давайте начнём с прошлогодних событий. Как разрешилась ситуация с «Дакаром» и уплаченным стартовым взносом за гонку, на которую вас не допустили?
Ситуация на паузе. И дело не в том, вернули или не вернули деньги — а их, кстати, не вернули — а в том, что не происходит диалога. С нами просто не хотят разговаривать. А если и получается разговор, то неофициальный, в котором организаторы гонки говорят, что рады нас видеть на «Дакаре». Но по всем понятным причинам до официальных переговоров и официальной переписки дела не доходит. Нам просто не отвечают.

Но как бы ни относилась к нам мировая политическая общественность, весь автоспортивный мир следит за сражением «МАЗ-СПОРТавто» и «КАМАЗ-мастер». Эту битву хотели увидеть на «Дакаре», но в итоге будут наблюдать за ней на «Шёлковом пути» (ралли-рейд «Шелковый путь-2022» закончился 16 июля. Экипаж С.Вязовича занял 3-е место, — прим.). Мы об этом знаем, потому что получаем много личных сообщений со словами поддержки от спортсменов, которые публично не могут это высказать, но следят за гонками и ждут нашего возвращения.

— На фоне введенных в отношении Беларуси и России санкций как обстоит дело с покупкой необходимых запчастей для гоночной техники?
— Мы первыми из спортивных команд оказались в такой ситуации, потому что Минский автомобильный завод попал под санкции как раз во время «Шёлкового пути» 2021 года, и вот уже год мы живём под санкциями. Тоже нет практически никаких решений, за исключением перехода на запчасти тех производителей, к которым есть доступ. В том числе это белорусские компании, Китай и те страны, которые готовы с нами работать и сотрудничать.

Сейчас у нас идёт работа по переходу на новых поставщиков. Не надо испытывать иллюзий — это неизбежное развитие событий, которое может повлиять на технический уровень команды как в отрицательную, так и в положительную сторону. Через это придётся пройти, и, возможно, мы от этого даже выиграем. Просто потому, что, на мой взгляд, дела так не ведутся, когда всё в одну кучу перемешано.

— В свете такой ситуации с запчастями как изменились ваши грузовики к этому году?
— Да вот как раз они практически не изменились. Мы, к счастью, успели собрать новую машину, на которой «Шёлковый путь» проехал Алексей Вишневский. Этот грузовик должен был выступать на «Дакаре»-2022, а по итогам этой, возможно, успешной для нас гонки мы думали перейти всей командой на такой тип автомобиля, но не случилось. Поэтому испытаниями новинки у нас стал «Шёлковый путь».

Машина Алексея выполнена в соответствии с регламентом Международной автофедерации ФИА для гоночных грузовиков, а у меня — с некоторыми изменениями, которые были внесены по результатам бахи «Арчеда». Мы несколько переоборудовали мою машину, но все равно грузовик Вишневского имеет существенные отличия от моего.

— В чём основные отличия между вашими грузовиками?
— Поменялся баланс автомобиля и поменялась подвеска, если говорить грубо. В нашем виде спорта это важнейшие элементы. Вдаваться в технические детали не хотелось бы, потому что машина новая и не все пока мы готовы раскрывать.

— «Дакар» берёт курс на альтернативные виды топлива — организаторы делают ставки на гибриды, электромобили и технику на водороде. Если что, готовы построить грузовик по новым требованиям?
— Скорее всего, переход как минимум на гибриды — неизбежность. Но в сложившейся ситуации мы такими проектами не занимаемся, поскольку непонятна их целесообразность. Если появятся какой-то просвет и перспективы возвращения на «Дакар», то мы готовы к созданию такого грузовика. МАЗ уже серийно выпускает ряд техники, электробусы и грузовики, в которой реализованы подобные решения. Поэтому, имея знания и опыт конструкторов дорожных электромобилей и гибридов, мы сможем в кратчайшие сроки воплотить их в гоночном гибридном грузовике. Но на данный момент таких работ «МАЗ-СПОРТавто» не ведёт.

— Что насчёт дальнейших планов на этот сезон?
— Мы хотим проехать оставшиеся этапы чемпионата России по ралли-рейдам. Мы бы с удовольствием приняли участие и в других соревнованиях, но, к сожалению, это не наш выбор. Но на самом деле мы так говорим, потому что ситуация вынуждает к этому.

Обычно же график нашей команды выглядел примерно так же, как сейчас, за исключением «Дакара». Мы традиционно ехали на чемпионат России, «Шёлковый путь» и «Дакар», а сейчас едем всё то же самое, кроме «Дакара». Но за счёт того, что у нас освободилась зима, в этом году мы смогли принять участие в «Байкальской миле». Нас давно приглашали, но мы всегда в январе были заняты.

Так, наше летнее расписание остаётся неизменным, а что касается зимы… Будет видно. Знаете, полгода — это большой промежуток времени, и, возможно, что-то изменится в головах людей и наши команды, и «МАЗ», и «КАМАЗ», попадут на «Дакар»-2023. Ну а если нет, то на наш моральный дух и развитие нашей техники это не повлияет. У нас такой опыт уже есть.

— Если остановиться поподробнее на «Байкальской миле» — каково это, на грузовике, рассчитанном под пески и дюны, ехать по замёрзшему озеру?
— Это очень необычный для нас проект. Мы никогда не испытывали нашу машину на льду и в целом ехали на Байкал, не зная, какая у нас максимальная скорость, потому что у нас просто не было такой необходимости её замерять.

Важно, что мы никак специально машину не готовили. Просто отключили электронный ограничитель скорости в 140 км/ч, но даже рестриктор на двигателе остался, так что мы использовали не полную мощность. Технически это тот же дакаровский автомобиль, только без ограничения скорости. Мы даже шины использовали те же — российская компания «АвтоШиповка Теком» просто установила шипы в покрышки. Зацеп был такой, что мы даже не чувствовали, что едем по льду!

В итоге мы установили рекорд России для грузовиков на льду и на километре дистанции, и по максимальной скорости. На километре мы показали 191,6 км/ч, а максимальная скорость — 203 км/ч. При этом на Байкале такой ветер, что он сильно влиял даже на грузовик, поэтому мы довольны результатом.

— «Байкальская миля» — это интересно, но не рассматриваете ли вы в качестве альтернативы «Дакару» марафон «Африка Эко Рейс»?
— Мы получили приглашение от организаторов гонки ещё в том году, когда стало известно о нашем отстранении от «Дакара», но возникла проблема с логистикой. На марафон технику перевозят морским путём, а все эти транспорты, как правило, европейские, страхуют их тоже европейские компании — они отказываются принимать груз от предприятия, которое находится под европейскими санкциями. А вся наша техника принадлежит Минскому автомобильному заводу, и это представляет сложности для перевозчика.

Ну и лично я не рискнул бы в такой ситуации отправлять грузовики, потому что непонятно, что в головах у людей, через территории которых будет проходить техника. Если вдруг грузовики попадут под арест, то это, мягко говоря, неприемлемый для нас вариант развития событий. Проще избегать ненужного риска и не принимать участия в мероприятиях, способных привести к потере дорогостоящей современной техники, имеющей решения, которые мы вообще не хотели бы раскрывать. Это того не стоит.

— Тяжело второй год подряд пропускать главную гонку года и не ехать на «Дакар»?
— Во все времена спорт объединял всех, включая непримиримых врагов. Я лично спортсменов любых стран не считаю за врагов, и я только за здоровую конкуренцию. И общую тенденцию, которая сложилась в мире в отношении спортсменов из Беларуси и России, я считаю недопустимой и говорящей о низком уровне социального развития людей, которые принимают такие решения.

Тяжело было первый раз пропустить «Дакар», а сейчас мы морально пережили это и не готовы принимать неприемлемые для нас условия участия в гонке. Понятно, что мы заводская команда и моё решение не окончательное, но лично моё мнение — как человека, а не как руководителя «МАЗ-СПОРТавто» — возможность выступления без национальных флагов и упоминания завода унизительна.

Это не хвастовство, но за прошедшие годы наша команда прибавила и смогла навязать борьбу «КАМАЗ-мастер» на «Дакаре». Ни у кого больше нет возможностей конкурировать с этой командой, и сразу было понятно, что после нашего недопуска на гонку она будет не самой интересной.

Многие недоброжелатели, назовём их так, пишут, что проблема в малом количестве участников, но на самом деле с 2016-2017 года вся основная битва шла между «МАЗом» и «КАМАЗом», даже когда было под 70 грузовиков. Мы будем только рады, если соперники подтянутся к нам и навяжут борьбу, но на данном этапе основная интрига — сражение «МАЗ-СПОРТавто» и «КАМАЗ-мастер».

Для справки.
Команда «МАЗ-СПОРТавто» участвовала в «Дакаре» с 2012 года. В последние годы белорусы в «Дакаре» постоянно боролись за призовые места. Лучшие результаты команды — это «серебро» (2018) и «бронза» (2020) ее лидера Сергея Вязовича.

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on odnoklassniki
Share on vk

Добавить комментарий