Мы делаем больше, чем обещаем!

Мы делаем больше, чем обещаем!

Главная Журнал АвтодайджестНа шинном рынке Мишель Ролье о модернизации структуры Michelin, сотрудничестве с "Ё-мобилем" и о будущем автомобильного рынка

Мишель Ролье о модернизации структуры Michelin, сотрудничестве с "Ё-мобилем" и о будущем автомобильного рынкаМишель Ролье возглавил Michelin в непростое время, после гибели Эдуара
Мишлена, представителя знаменитой семьи. Ролье бережно сохранил лучшее в
компании — это по-прежнему мировой лидер в производстве шин, и
останавливаться она не намерена.

 
Michelin ставит на новые рынки — Азию, Латинскую Америку и Россию, экспериментирует — именно в ее шины "обут" "Ё-мобиль" Михаила Прохорова — и меняется: Ролье готов отдать всю полноту власти в компании новому руководителю. Об этом руководитель Michelin рассказал в интервью "Ведомостям".

— 2010 г. был самым успешным в истории компании. Как смогли достичь этого сразу после кризиса?

2010 г. был лучшим в истории компании — это так. Мы смогли извлечь преимущества из быстрого восстановления, в первую очередь на новых для нас рынках. Последние пять лет мы работали над увеличением нашей производительности, производственных мощностей, технологического превосходства, и вот теперь мы пожинаем плоды пятилетней работы. Первые девять месяцев этого года были очень успешными для нас с ростом более 15% по сравнению с тем же периодом в 2010 г. По итогам года мы ожидаем роста объемов продаж, но кривая роста будет мягче, между 7 и 8%.

— Новыми рынками для вас были Китай, Индия, Бразилия. Был ли прирост продаж в России?

В первую очередь мы фокусируемся на Китае, Бразилии, Индии, строим там новые заводы, но это не значит, что мы забываем о других растущих рынках. Российский рынок и рынки стран СНГ очень многообещающи — количество автомашин на душу населения там невелико, но оно растет.
 
— Если сравнивать условия работы в России и в других странах БРИК, то где наиболее благоприятный для инвесторов климат и можете ли вы назвать какие-то существенные недостатки в России в сравнении с другими странами БРИК?

Прежде всего если говорить об инвестиционном климате в России, то на сегодняшний момент он безопасен и обеспечивает лучшую ситуацию с точки зрения возврата инвестиций. Если мы начали с китайского рынка, то это потому, что там потенциал больше — давайте сравним население. В Китае — 1,4 млрд человек, а количество машин на 1000 человек ниже, чем в России. А в России население — 140 млн. С этой точки зрения потенциал в Китае гораздо выше, но Россия предлагает очень хорошие условия для инвестиций, и в какой-то момент мы однозначно сделаем шаг вперед здесь, в России.

— Уже понятно, каким будет этот шаг?

Первый момент — это необходимость построить прочный фундамент. Это построение дистрибуции. Важно производить шины, но не менее важно их продавать. Очень важно, чтобы и бренд был признан и чтобы автопроизводители были готовы приобретать эти шины. Это непременные условия построения прочного фундамента с точки зрения дистрибуции шин. Вторая часть фундамента — это построение, формирование сильной команды. То, что увидел здесь во время своего визита, внушает мне уверенность. И следующий этап — увеличение производственных мощностей, которое планируется в скором будущем на базе производства в Давыдово. И очевидно, потом наступят времена для следующих шагов.

— Примерно когда может произойти увеличение производства и насколько?

Как я уже сказал, первый шаг наступит в очень короткие сроки, дальше мы будем говорить о последующих шагах, но я уверен, что двигаться вперед нам необходимо.

— Не планируете все-таки приобрести кого-то из российских производителей?

Конечно, мы рассматриваем различные возможности, но мы также учитываем органический рост.

— Вы опасаетесь конкуренции со стороны других производителей? В Россию приходят Pirelli, Yokohama. Есть у вас какой-то специальный рецепт успеха?

У нас есть конкуренты по всему миру, и как мы конкурируем в Северной Америке, Китае, Германии, так же будем конкурировать и в России. И мы извлечем прибыль из тех сильных сторон, которые у нас есть. Это мощь, сила бренда, выдающееся качество и продвинутые технологии, заложенные в наших шинах. И что более важно, это качество людей, которые здесь работают.

-Вы упомянули о том, что Россия предлагает в сравнении с другими странами БРИК одни из лучших условий для ведения бизнеса. Но есть такой фактор, как коррупция. Сталкивались ли вы с коррупцией в России? Есть ли система реагирования на такие случаи?

В Michelin коррупция запрещена. В России мы росли и растем успешно без коррупции, и мне совершенно ясно, что мы и дальше будем расти без коррупционных методов.

— На протяжении многих лет Michelin остается мировым лидером. Как удается оставаться лидером в мире, когда даже небольшая компания в короткие сроки может совершить прорыв?

Справедливо, что все очень быстро меняется в мире и на развитых, и на растущих рынках. Но мы в Michelin убеждены, что должны придерживаться наших устоявшихся ценностей и наших сильных сторон: технологии, производительность, качество, инновации и, конечно — и, возможно, прежде всего — наши сотрудники.
 
— Если говорить о технологиях, то Michelin на протяжении своей истории часто создавала что-то такое, что становилось настоящим прорывом. Что-то подобное готовите теперь?

Мы готовим будущее — это однозначно (улыбается). Но основная задача это предложить конечному потребителю наилучший баланс характеристик. Это очень сложная задача. Шина должна обеспечивать характеристики повышенной безопасности и комфорта, более низкой эксплуатационной стоимости, топливной экономичности, долговечности и уровня шума — и если не углубляться в технические подробности, то улучшение одной характеристики довольно просто сделать за счет другой. Чем сильна Michelin — мы не идем на компромиссы и не приносим в жертву ни одну из характеристик для улучшения другой. Наши шины обеспечивают баланс всех характеристик.

— Как появилась идея сотрудничества с Михаилом Прохоровым по созданию "Ё-мобиля"?

На самом деле, когда мы начали работать с "Ё-мобилем", мы поняли, что у нас есть общее понимание тех целей и задач, которые перед нами стоят. В первую очередь это продвижение инноваций. Второе — у нас есть общее видение и общее понимание стоимости владения. Сотрудничество было достаточно естественным, мы им удовлетворены.

— А чья это была идея?

Общая (улыбается).

— Верите в будущее электромобилей и гибридов?

Да, но не в краткосрочной перспективе. Это, возможно, будет 10% рынка где-то к 2025 г., может быть, 5% — к 2020 г. прежде всего потому, что сегодня сама батарея дорогостоящая, во-вторых, необходима сеть для подзарядки. Но что хочу отметить: двигатель внутреннего сгорания совершит прорыв над этим работают сейчас все производители двигателей. Мы только в начале пути с точки зрения сокращения выбросов углекислого газа. И гибридные автомашины будут развиваться, и электромобили. Я уверен, что будет колоссальный прогресс.

— На этом тренде по снижению воздействия человека на окружающую среду вы уже отмечаете рост спроса на велосипедные шины?

Действительно, люди активно пересаживаются на велосипеды и на велосипеды с электроприводом, например, в Китае ежегодно производится около нескольких миллионов таких велосипедов. Рынок растет, но все равно остается небольшим по размеру.

— А в России вы стали бы делать велосипедные шины?

Не уверен, что мы начнем делать велосипедные шины в России. В первую очередь из-за погоды, конечно.

— Западные СМИ упоминают о том, что особая структура компании позволяет семье Michelin, несмотря на то что она владеет лишь незначительным пакетом, почти неограниченно управлять компанией…

Да, у нас специфическая юридическая структура компании, мы генеральное партнерство. Я генеральный управляющий партнер, вместе с Жан-Домиником Сенаром — управляющим партнером — избранный акционерами, которые и являются силой, принимающей решения. Сейчас большинство наших акционеров — финансовые структуры. Такая структура не уникальна. Есть три французские компании с такой структурой, которые при этом торгуются на бирже. Это Michelin, Lagardere и Hermes. Недавно я принял решение, что мы должны сохранить структуру нашей компании, но значительно ее модернизировать, что в большей степени отражает ожидания наших акционеров.

— А каким образом выбираются партнеры? Из совета директоров решением наблюдательного совета?

Сложная система. Предложение делается лицом в партнерстве. Данное предложение должно быть обязательно одобрено наблюдательным советом, иначе оно не проходит. Потом происходит голосование акционеров на генеральной ассамблее — набрать нужно 66%. Когда я избирался, я был избран на срок до достижения возраста 72 лет. В будущем выборы будут происходить каждые четыре года, и партнер должен подтвердить свое право быть переизбранным.

— Почему вы готовы уступить власть над компанией?

Ответ прост. Мне 67, а в следующем году будет 68, а потом 69, и я с этим ничего не могу поделать. И если вы достаточно ответственный человек, то вы должны понимать, что в какой-то момент — не слишком поздно — вы должны уйти. Важно понимать, что чем позже это произойдет, тем сложнее будет уйти.

Второй управляющий партнер — Жан-Доминик Сенар — надежный человек, которому можно передать все дела. И почему Michelin должна ждать, чтобы получить все эти преимущества, если это можно сделать сейчас?

— Вы акционер компании?

Да, но у меня очень небольшой пакет, около 25-30 тысяч акций, а учитывая, что у нас около 170 млн акций, моя доля невелика. Но при этом как партнер я получаю вознаграждение как процент от прибыли компании. И в этом случае со мной обращаются как с акционером. Нет прибыли — я ничего не имею.

— Ваши дети работают в Michelin?

Они совсем в другом бизнесе. Нет никаких причин, чтобы они работали в Michelin.

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on odnoklassniki
Share on vk
0 комментарий

Вам так же понравится

Оставить комментарий