Мы делаем больше, чем обещаем!

Мы делаем больше, чем обещаем!

“Объект” МАЗ-525. Воспоминания ветерана

Просмотрено

Из истории отечественного автомобилестроения.

А.А.ШимковВ 2003 году я познакомился с удивительным человеком – ветераном Минского автозавода, Лауреатом государственных премий СССР 1968 и 1978 годов, кандидатом технических наук Александром Андреевичем Шимковым. Можно сказать, что он стоял у истоков создания нынешнего ОАО “МЗКТ”. К сожалению, Александр Андреевич умер в 2004 году. Но у меня сохранились его воспоминания во время нашей беседы в музее Минского автозавода.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О А.А.ШИМКОВЕ

“Сын врага народа” Александр Шимков закончил Запорожский институт сельскохозяйственного машиностроения и в 1951 году с большими сложностями из-за своей особой графы и благодаря своей настойчивости приехал работать на Минский автозавод. Ветеран прошел путь от рядового конструктора до заместителя главного конструктора.

“ОБЪЕКТ” МАЗ-525

История 2-осного карьерного самосвала МАЗ-525, грузоподъемностью 25 т, ставшего первой моделью сразу двух белорусских автозаводов – МЗКТ и БелАЗа, начиналась на Ярославском  автомобильном (сейчас моторном) заводе. Специалисты этого предприятия разработали первые чертежи на будущий автомобиль, но планы поменялись и дальнейшую разработку модели передали на МАЗ. Для реализации проекта было создано специальное конструкторское бюро “Объекта”  (такое название получил МАЗ-525) во главе с  Борисом Львовичем Шапошником, приехавшим в белорусскую столицу из Новосибирска.

“Шапошник, наверное, был единственным человеком, который мог поднять эту машину”, – сказал ветеран.

Когда Александр Андреевич приехал в Минск, первый экземпляр самосвала был уже изготовлен по российской документации.  Тогда в КБО трудились не более пятнадцати человек и располагались они в одном здании, в соседнем помещении  с конструкторами, разрабатывавшими документацию на МАЗ-200 и МАЗ-205.

"Объект" МАЗ-525. Воспоминания ветерана
МАЗ-525

Работы было много, а опыта практически никакого,  поэтому приходилось оставаться и до восьми, и до десяти часов вечера. Так трудился главный конструктор, так поступали и сотрудники, любившие своего руководителя и бравшие с него пример. Они часто вместе поздними вечерами уходили домой.

Коллектив был маленький, поэтому каждый отвечал за свою определенную часть работы. Молодому специалисту, приехавшему с Украины,  поручили заниматься разработкой документации на самосвальный механизм.

“У меня одного были весь самосвальный механизм, платформа, цилиндры и шланги. Я знал, что за меня эту работу никто не сделает”, – вспоминал Александр Шимков.  Он запомнил слова Шапошника : “Ты хозяин, что хочешь, то и делай ”. “Он мне верил, но и проверял. И я старался, как мог”, – говорил Александр Андреевич.

Ярославские чертежи были несовершенны, и приходилось их много перерабатывать и делать все практически заново. Для этого конструктора постоянно ходили смотреть  на “живой” автомобиль, чтобы усовершенствовать его узлы и механизмы.

Шапошник не любил пользоваться чужими идеями и разрабатывал все свое, как понимал и как ему опыт подсказывал. Этому он учил и своих молодых коллег.

Сборка машин производилась на отдельном участке, где не было конвейера, а стояли   специальные “козлы”. На них устанавливалась рама, которую постепенно “одевали”необходимыми  узлами и механизмами. Модель была довольно сложной, поэтому вначале  на МАЗе выпускали по одному экземпляру в месяц, а потом темп вырос до двух.

Первые собранные автосамосвалы отправлялись на строительство Волго-Донского канала.

Через некоторое время производство МАЗ-525 на Минском автозаводе прекратили и передали всю документацию  в Жодино, на нынешний БелАЗ, где 525-й изготавливался серийно.

Юрий ВЛОДАВСКИЙ
Фото из музея Минского автозавода

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on odnoklassniki
Share on vk

Добавить комментарий