Отвечает ли экспедитор за утрату груза перевозчиком?

0

Экспедитор отвечает за утрату груза лишь при его утрате и в случае, если в договоре прямо предусмотрено такое основание.

грузовики

Статья 27 Закона Республики Беларусь «О транспортно-экспедиционной деятельности» устанавливает особенности возмещения экспедитором убытков в связи с утратой груза, перевозку которого осуществлял нанятый им перевозчик.

Согласно указанной статье, экспедитор несет ответственность за несохранность (утрату, недостачу, повреждение (порчу)) груза только в случае принятия груза в свое ведение, если такие утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли после его принятия в ведение экспедитора и до выдачи его грузополучателю или иному лицу, уполномоченному на получение груза, и если не докажет, что утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Принятие экспедитором в свое ведение груза удостоверяется соответствующей отметкой в товарных (товарно-транспортных) документах на груз, заполняемых в соответствии с требованиями законодательства Республики Беларусь, или выдачей расписки экспедитора.

В случае, когда экспедитор не принимает груз в свое ведение, требования о возмещении убытков, вызванных несохранностью (утратой, недостачей, повреждением (порчей)) груза, предъявляются перевозчику в соответствии с законодательством Республики Беларусь, если договором транспортной экспедиции не предусмотрено предъявление таких требований непосредственно экспедитору.

Т.е. в договоре транспортной экспедиции стороны могут прямо предусмотреть возможность предъявления требований о возмещении убытков вызванных несохранностью груза не к перевозчику, а непосредственно к экспедитору.

При этом не следует забывать о том, что важным условием применения указанных мер ответственности является доказанность самого факта утраты груза. Недоставка груза в названное время ещё не свидетельствует о том, что груз был утерян. При наличии доказательств удержания груза третьими лицами, негаторные иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения также будут являться способом защиты нарушенного права заказчика перевозки.

Приведем пример.

Экономическим судом было рассмотрено дело по иску ТУП «Заказчик» к ООО «Экспедитор», третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика ООО «Перевозчик», ЧУП «Грузчик» о взыскании стоимости утраченного груза, уплаченного НДС в виде убытков.

В обоснование своих требований истец ссылается на условия заключенного сторонами договора транспортной экспедиции, факт утраты груза перевозчиком.

Ответчик в отзыве на иск и в судебном заседании требования не признал. Указывает, что груз не утерян, а его место нахождения известно, тот факт, что экспедитор не принимал груз в свое правообладание, отсутствие правовых оснований для взыскания при утрате груза налога на добавленную стоимость. Указывает на наличие вины самого перевозчика в недоставке всего груза, а также удержание груза ЧТУП «Грузчик».

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика ЧТУП «Грузчик» факт нахождения в его правообладании недоставленного груза подтвердило. Указывает на правомерность удержания по причине уклонения перевозчика ООО «Перевозчик» от оплаты оказанных ЧТУП «Грузчик» услуг по перегрузке спорного груза. В заседание не явилось, надлежаще извещено.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика ООО «Перевозчик» факт недоставки груза не оспорило. Указывает на удержание груза ЧТУП «Грузчик».

Рассмотрев материалы дела, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд установил следующее.

Претензионный порядок урегулирования спора сторонами соблюден.

Между истцом и ответчиком был заключен договор транспортной экспедиции . На основании указанного договора истцом ответчику была подана заявка на организацию доставки груза 20 тонн полиэтилена. Заявка была принята ответчиком.

Также между ответчиком и ООО «Перевозчик» был заключен договор на оказание транспортного-экспедиционных услуг. На основании указанного договора ответчиком ООО «Перевозчик» была перенаправлена заявка на организацию доставки вышеназванного груза 20 тонн полиэтилена. Заявка была принята ООО «Перевозчик».

Вместе с тем, в процессе исполнения заявки ООО «Перевозчик» весь груз по месту назначения не доставило, что подтверждается CMR накладной, содержащей отметку об акте о недостаче, самим названным актом, а также содержанием товарной накладной.

Согласно названным документам недостача составила 6 паллет полиэтилена весом по 1,25 тонн каждая, а всего 7,5 тонн.

Как было с достоверностью установлено судом, причиной недостачи явилось следующее. Автомобиль перевозчика в процессе движения при подъезде к месту разгрузки попал в грязь на проселочной дороге и застрял. С целью высвобождения автомобиля и продолжения его дальнейшего движения перевозчиком было осуществлено обращение к ЧТУП «Грузчик» на предмет оказание услуг по перегрузке перевозимого груза, уменьшению веса застрявшего автомобиля с целью его последующего высвобождения из грязи. Как пояснили в отзывах лица, участвующие в деле, ЧТУП «Грузчик» осуществило выгрузку в свой автомобиль части перевозимого груза, после чего застрявший автомобиль был высвобожден из грязи. Какой-либо договор на оказание названных услуг между ЧТУП «Грузчик» и ООО «Перевозчик» подписан не был, должным образом свои договорные отношения стороны не оформили. После высвобождения автомобиля ООО «Перевозчик» автомобиль ЧТУП «Грузчик» убыл с места перегрузки вместе с частью груза и согласно пояснений последнего направился по адресу места разгрузки. Однако, по его же пояснениям, по причине отсутствия товаросопроводительных документов а также нерабочего времени суток, в выгрузке ему было отказано. Автомобиль ООО «Перевозчик» с оставшимся 12,5 тоннами груза прибыл к месту разгрузки, где им была осуществлена разгрузка.

Автомобиль ЧТУП «Грузчик» с выгруженным в него 7,5 тоннами груза повторно к месту выгрузки не прибыл по причине отказа ООО «Перевозчик» урегулировать договорные отношения с ЧТУП «Грузчик» на предложенных последним условиях.

Как пояснил ЧТУП «Грузчик», груз в настоящее время находится в исправном состоянии у него на ответственном хранении.

Как пояснил в судебном заседании представитель истца, характеристики и свойства груза обеспечивают его сохранность при хранении в обычных условиях. Требования о возврате необоснованно удерживаемого груза к ЧТУП «Грузчик» истцом не предъявлялись (доказательств не представлено). Письменного согласия на перегрузку перевозимого ООО «Перевозчик» груза ни от истца ни от ответчика перевозчиком получено не было.

Согласно условий договора на оказание транспортно-экспедиционных услуг, заключенного с перевозчиком, перевозчик обязан обеспечить сохранную перевозку указанного получении груза и доставить вверенный экспедитором груз в указанный пункт назначения, в  сроки определенные в соответствии с полученной в соответствующем получении и сдаче уполномоченного на получение любых целостности и сохранности согласно товарно-транспортной накладной и переданным на месте погрузки и таможенного оформления документам. Согласно названного договора, перевозчик ни в коем случае не имеет права удерживать груз без письменного указания экспедитора. В противном случае, перевозчик уплачивает штраф в размере фрахта, указанного в поручении на перевозку данного груза.

Как следует из содержания заключенного между сторонами по делу договора транспортной экспедиции экспедитор несет ответственность за утрату груза с момента принятия его к перевозке до момента доставки получателю, если не докажет что утрата или повреждение произошли не по его вине. Также, согласно пункта 6.1. договора, экспедитор несет материальную ответственность за сохранность и целостность груза с момента принятия его к перевозке и до сдачи груза получателю в соответствии с условиями настоящего договора и законодательства Республики Беларусь. Условий о возмещении непосредственно экспедитором, а не перевозчиком, убытков, вызванных несохранностью груза при его перевозке третьими лицами спорный договор не содержит. Согласно договора экспедитор в случае повреждения (утраты) груза по вине третьих лиц экспедитор лишь предпринимает все меры к уменьшению размера ущерба, документально оформляет факт повреждения пломб, немедленно извещает заказчика.

Как было установлено судом выше, груз к перевозке экспедитор в своё правообладание не принимал, выбытие его из правообладания фактического перевозчика произошло исключительно по вине самого перевозчика, избравшего маршрут движения не обеспечивающий безопасную доставку перевозимого груза.

Стоимость утраченного груза подтверждается представленным истцом договором, заключенным с ОАО «Поставщик», а также платежными поручениями и счётом на оплату. Факт уплаты налога на добавленную стоимость подтверждается платежным поручением.

Оценив указанные обстоятельства, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьями 100 и 101 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь суд, рассматривающий экономические дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания).

Согласно части 2 статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством. Лица, участвующие в деле, в процессе доказывания определяют объем фактов, подлежащих доказыванию, собирают доказательства, подтверждающие факты, подлежащие доказыванию, представляют доказательства, участвуют в их исследовании в судебном заседании, высказывают суду свое мнение по оценке доказательств.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом, рассматривающим экономические дела, если иное не установлено ХПК.

Доказательства представляются лицами, участвующими в деле, в суды, рассматривающие экономические дела, первой и апелляционной инстанций в порядке, установленном ХПК.

Согласно статье 104 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, обстоятельства дела, которые, согласно законодательству, должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.

В соответствии со ст. 290 ГК РБ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

Согласно статье 755 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента – грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Содержание договора  позволяет сделать вывод о том, что данный договор является договором транспортной экспедиции.

Возникновение между сторонами экспедиционных отношений в  ходе  исполнения условий договора подтверждается характером услуг,  оказанных ответчиком истцу, представленными в дело доказательствами. 

Таким образом, с учетом условий договора к спорным правоотношениям подлежат применению нормы материального права Республики Беларусь,  регулирующие гражданские  правоотношения  сторон по договору транспортной экспедиции,  с учетом международных договоров,  о применении которых договорились стороны при заключении договора. 

В силу части первой статьи 27 Закона “О транспортно-экспедиционной деятельности” экспедитор несет ответственность за несохранность (утрату, недостачу, повреждение (порчу)) груза только в случае принятия груза в свое ведение, если такие утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли после его принятия в ведение экспедитора и до выдачи его грузополучателю или иному лицу, уполномоченному на получение груза, и если не докажет, что утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Согласно части четвертой статьи 27 Закона “О транспортно-экспедиционной деятельности” в случае, когда экспедитор не принимает груз в свое ведение, требования о возмещении убытков, вызванных несохранностью (утратой, недостачей, повреждением (порчей)) груза, предъявляются перевозчику в соответствии с законодательством Республики Беларусь, если договором транспортной экспедиции не предусмотрено предъявление таких требований непосредственно экспедитору.

Как было отмечено, выше спорный договор транспортной экспедиции содержит условие об ответственности экспедитора, в случае если он не докажет, что утрата груза произошла не по его вине. При этом, из содержания договора усматривается, что им прямо не предусмотрено предъявление требования о возмещении именно убытков, вызванных несохранностью груза, непосредственно экспедитору. Кроме того, совокупностью собранных по делу доказательств подтверждается факт выбытия груза из правообладания перевозчика исключительно по вине последнего. С учетом данного обстоятельства вина экспедитора в утрате груза не может быть признана доказанной. При этом отсутствуют основания для признания данного груза утраченным, поскольку собранными по делу доказательствами установлено лицо, в правообладании которого данный груз находится – ЧТУП «Грузчик».

Доказательств невозможности предъявления негаторного иска к лицу, в чьём фактическом ведении находится удерживаемый груз истец суду не представил.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 17 КДПГ транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за просрочку доставки.

Истцом в ходе судебного разбирательства не опровергнуто наличие вины перевозчика в выбытии груза из его правообладания.

С учетом изложенного, требование признано не подлежащим удовлетворению.

Решение не было обжаловано и вступило в законную силу.

Завершая, следует обратить внимание сторон договора транспортной экспедиции на необходимость формулирования условий договоров в строгом соответствии с требованиями части 4 статьи 27 Закона “О транспортно-экспедиционной деятельности”. В частности дословно указывать в договоре, если стороны конечно же согласны с этим, о предъявлении требований о возмещении убытков, вызванных несохранностью (утратой, недостачей, повреждением (порчей)) груза непосредственно экспедитору, а не перевозчику.

Кроме того, при установлении факта удержания груза третьими лицами, заинтересованное лицо должно использовать в первую очередь возможности подачи в суд негаторных исков, а лишь в случае невозможности их удовлетворения по причине действительно утраты груза – взыскивать убытки с виновного лица.

Белявский С.Ч.
судья экономического суда Гродненской области