Мы делаем больше, чем обещаем!

Мы делаем больше, чем обещаем!

Сергей Вязович: Вся правда о Дакаре и не только!

Просмотрено

Интервью с Сергеем Вязовичем, руководителем команды «МАЗ-СПОРТавто».

Сергей Вязович
Сергей Вязович

После ошеломительного успеха на ралли-рейде Дакар-2018 белорусского автогонщика Сергея Вязовича, я не мог не встретиться с ним лично и задать несколько вопросов.

Сергей, с которым мы знакомы около 15 лет, откликнулся на просьбу встретиться и приехал к нам в редакцию «Автодайджеста». Особенно ждали его приезда сотрудницы редакции, которым хотелось взглянуть на замечательного спортсмена, сумевшего впервые в истории белорусского автоспорта, занять 2-ое место в этой тяжелейшей гонке! Выступая за команду «МАЗ-СПОРТавто» вместе с Александром Василевским и Алексеем Вишневским, он заставил поверить своих болельщиков и руководство завода МАЗ, что белорусы могут бороться за высшие награды на Дакаре, который является фактически неофициальным чемпионатом мира по ралли-рейдам.

Скажу сразу, что встреча переносилась дважды из-за занятости Сергея Вязовича, который является еще и начальником спортивной команды «МАЗ-СПОРТавто» и несет дополнительный груз ответственности, работая на госпредприятии. А у госпредприятия свои требования к сотрудникам.

Белорусы впервые в истории взяли «серебро» ралли «Дакар»

По окончании ралли-рейда Дакар, всю команду в аэропорту Минск-2 встречало руководство МАЗа и болельщики. Немного позже состоялась встреча с прессой, госчиновниками и большой армией болельщиков в ДК МАЗ, где были вручены Почетные грамоты от премьер-министра и награды всей команде от механика до водителя. Отсыпаться после далекого перелета из Южной Америки долго не пришлось – интервью, отчеты, приглашения в эфир на радио и телестудии.

Казалось, Сергей измотан и ему уже не до очередной встречи. Но он нашел такую возможность и прибыл под конец рабочего дня к нам в гости. Пришлось почти сразу с места в карьер начать разговор.

– Сергей, какой для тебя по счету был Дакар и чем он отличался от предыдущих? Ведь от года к году ты приобретал дополнительный опыт и накат именно в этой дисциплине, когда-то техника подводила, то были собственные ошибки, мешавшие показать высокий результат… Ты шел поступательно, прибавляя от года к году, стремясь к намеченной цели.

– Для меня это был уже шестой Дакар. Но, если говорить о самой трассе, то это была самая сложная из всех, что мы когда-либо видели, включая «Шелковый путь». Чисто скоростных участков, которые я люблю, практически не было. А протяженность маршрута составила почти 4000 боевых км! Для сравнения: дистанция Дакара 2017 – 2800 км с учетом отмененных СУ.Если в прошлом году на преодоление дистанции было потрачено 28 – 30 часов, то в этом году время в пути составило 58 часов! При этом физически гонка далась намного легче, чем предыдущие годы. Сказалась физическая подготовка, которой в этот раз уделили большое внимание и этот фактор отметили все наши экипажи.

– А разве раньше физподготовка не проводилась?

– Прежним руководством команды этому не уделялось должного внимания, не было понимания иногда, что и вызывало негатив, когда в рабочее время спортсмены шли в спортзал. Мне удалось сломить это непонимание в коллективе, что дало положительный результат. В этот раз никто не жаловался на усталость, что болит спина и пр. Прошлый год я терял за гонку от 8 до 14 килограммов веса! В этом году всего 3 – 4 кг. Помогла в этом и установка кондиционеров, которые мы испытали на «Шелковом пути» на своих машинах с Алексеем Вишневским. Прежние кондиционеры мы включали только на перегонах, так как они не справлялись во время проведения гонки. Приходилось открывать окна, чтобы хоть немного сбить температуру. Но из-за этого приходилось дышать пылью, а песок летел в глаза. Частенько продувало тоже… Сейчас мы всю гонку проехали с закрытыми окнами и ехать стало намного легче. За всю гонку я попил воды раз 5 по пару глотков всего! У Василевского стоял другой тип кондиционера – накрышный. Жалоб на его работу не было, но будем менять на такие же как у меня и Вишневского. Когда температура за бортом 30 градусов, то в кабине жара – 50-60 градусов, это просто «космос»! Но нам в этот раз было комфортно! В этом году мы провели подготовку не только физическую с пилотами, но и уделили большое внимание технике. Мы поменяли органы управления и теперь руль крутится настолько легко, что вынуждены были его утяжелять, чтобы была хоть какая-то информативность. Появился гидравлический привод управления КПП, позволяющий легко переключать передачи. Сейчас пилоту довольно комфортно управлять машиной – у него легкий руль, легко включающиеся передачи, у него круиз-контроль, электронный ограничитель скорости, кондиционер… В сравнении с тем, что у нас было 2-3 года назад – мы сейчас едем и получаем удовольствие.

– По моторам в этом году вопросы были?

– По самим моторам вопросов не было. А были по навесному оборудованию. У Леши дважды вышел из строя компрессор. Эта проблема возникла, когда он ехал с проколотым колесом и компрессор постоянно был в работе, чтобы поднять давление. Но этого быть не должно даже под такой нагрузкой. Мы разобрали компрессор – видно, что поршень «намотался» на гильзу, вследствие перегрева… Сейчас мы выясняем причину и разбираемся с производителем. Вопрос – в чем причина перегрева? Или уровень тосола ушел, или в нем какой-то дефект… В прошлом году у нас коленвал компрессора ломался пополам. Дефект был другой. Сейчас у нас стояли компрессоры с усиленными коленвалами и проблем с ними не возникло. Но появилась другая…Выясняем причину.

– Какие моторы у вас стояли на автомобилях?

– У нас с Лешей – «катерпиллеры», а у Александра Василевского стоял «тутаевский» мотор. Но настройки моторов были разные. У меня был более низовой мотор, мощностью порядка 950 л.с. с шариковой турбиной. У этого мотора нет турбоямы. Мотор имеет хороший отклик на педаль газа, но у него нет верхов. Алексей ехал на втулочной турбине, большего размера, больше хаузинг и горячий и холодный. Мотор развивал до 1100 л.с. Но у него были турбоямы до 1500- 1800 оборотов. Это позволяло ему ехать быстро, но были сложности в песках. Когда я ехал вдоль моря по мягкому песку, то не мог ехать быстрее 115-120 км/ч – не хватало мощности. Хотя можно было 140 км/ч. Зато в песках мотор отработал на моей машине здорово – чуть нажал и мгновенный отклик давал себя знать. Но я очень доволен как ехал Алексей Вишневский, его темпом. Он шел даже третьим, но немного не повезло. Вообще я ему ставил задачу стать первым среди МАЗов. И нужно сказать – он с этой задачей справлялся какое-то время. У него очень большой прогресс!

– Задача была – обойти тебя, Сергей?

– Конечно! А зачем мне набирать в команду пилотов, которые хуже меня?  Объехать меня – такую задачу я ему ставил еще в прошлом году. Учитывая его возраст, нужно, чтобы он быстрее набирался опыта и за ним тянулись другие! Я свою задачу как начальника команды и спортсмена вижу не в том, чтобы удерживать личное первенство в команде, а дать возможность проявить себя талантливым. Иначе развития нет!Когда он близко едет по временам ко мне, то это и меня подстегивает. Конечно, мне тоже пропускать не хочется, но у него такая задача – стать лидером команды.

– А есть планы по расширению команды на ближайшее будущее? Ведь быть в лидирующей группе на Дакаре без подпитки свежими силами долго не получится.

– По увеличению машин на старте – нет. Нам и так тяжело. А вот давать пробовать проявить себя новым пилотам – да. Попробуем в этом году Виталия Мурылева. Мы его уже посмотрели на белорусской бахе. Пробовали его на тренировке в Астрахани. Мне понравилось, как он пилотирует. Не знаю пока вместо кого он поедет и на какие гонки, но в этом году мы его обязательно еще опробуем. Я его брал в команду с перспективой пилота. А пока он проходит ту же школу, что и Леша – через механиков. Едут на Дакар сначала как механики, чтобы лучше изучить матчасть. В случае поломки на спецучастке пилот должен сам уметь определить неисправность. Поэтому сначала – изучение технической части, а потом появляется перспектива сесть за руль.

– Сергей, а по какому принципу ты производишь отбор в команду? Ведь тот же Мурылев – он автокроссмен, трековик, а Вишневский Алексей из дрифта пришел.

– На самом деле выбор не настолько большой. Мы все в белорусском автоспорте знаем друг друга. Виталий сам изъявлял желание, просился в команду. Это очень важно – иметь желание, а не заставлять человека.

– Тут не поспоришь. Ведь автоспорт – это большие риски. А когда есть еще и семья… Важно понимать куда и зачем ты едешь. Дома ведь переживают и это передается пилоту…

– Дакар только последние 2 года не имеет жертв среди участников. У меня у самого был неприятный инцидент, когда я в российском чемпионате наехал на человека. Что интересно, мы только на финише узнали, что под колеса нашего МАЗа попал человек! Но мы его не могли увидеть! Мы прошли точно по центру створа ворот, которые стояли наверху подъема. Повезло, что был мягкий песок и человек попал под разгруженную ось.Но это была промашка организаторов. Там никак не должны были находиться люди! Было возбуждено уголовное дело. После было проведено много следственных действий – нашей вины в этом не оказалось. Но следствие шло почти год!

– А когда ты почувствовал, что поймал удачу на Дакаре за «хвост»? Когда ты понял, что на тебя свалилось основное бремя за успех всей команды? Ведь 4000 км – это слишком долгий путь.

– После того, как Леша пробил поддон. Тут мы поняли, что, если не мы, то – кто? Это был 4-ый этап. Когда мы ехали с Вишневским вдвоем третьим – четвертым, то еще была возможность тактически поиграть – кто-то атакует, кто-то прикрывает, страхует. А когда изменилась ситуация с Лешей, мы сразу изменили стратегию и все экипажи старались мне помочь. В первую очередь внимание на бивуаке уделялось нашей машине. И не потому что я – начальник команды. Все это понимали. Приходилось меняться колесами с Лешей, чтоб только нам хватило доехать и исключить любую возможность схода.

– Сережа, а как относится семья к твоему опасному увлечению? С пониманием? Ведь тебя нет долгое время дома… Скучают жена и дети без тебя? Как они тебя поддерживают?

– У меня один сын родился, когда я был на Дакаре в прошлом году – 10 января! Жена – это основной моральный мотиватор! Не со всеми можешь поделиться своими мыслями, проблемами. Жена с большим пониманием относится к моей работе. Ведь автоспорт – это моя работа! При возможности всегда переписывались, так как проблема со связью GSM. У богатых команд были спутниковые телефоны и связь была постоянной.

– Как тебя встретили после такого успеха в Минске? Доволен ли ты?

– Ну, пока мы купаемся в овациях! Уже даже немного устали от этого… К нам на встречу в д/к МАЗ приезжал министр тяжелой промышленности Виталий Вовк, премьер-министр Семашко, что уже хорошо. Многие сравнивают меня с Домрачевой и обсуждают разницу в отношении. Но мне кажется, что для признания одного раза на пьедестале мало. Нужно побыть там еще пару лет, или рядом с призерами. А сейчас очень сильный состав претендентов на места на подиум. В следующем году снова увидим Де Роя, который уже заплатил взнос за участие в Дакаре 2019! Он хорошо протестировал свой автомобиль на  «Африка Эко рейс»  и узнал все ее все болячки. Здорово едет Виллагра, Ардавичус, Коломи, российские пилоты… Если всех посчитать, то около 15 спортсменов будут точно бороться за высшие награды в следующем сезоне!

– Многие болельщики радовались, что на подиуме оказались одни славяне. А была ли реальная взаимопомощь между командами МАЗа и КАМАЗа? Ведь все-таки, Дакар – это спорт.

– Конечно была! Меня Антон Шибалов вытянул из солончака, что меня удивило – ведь за мной в генеральной классификации шел Айрат Мардеев! Им выгоднее было не заметить меня и проехать мимо. Была реальная возможность воспользоваться моментом и обойти меня. Но ребята выручили! После финиша я подошел и поблагодарили Чагина и Шибалова еще раз. На следующий день я «вернул долг» Антону, когда он загорелся. Мы тоже могли проехать мимо и грузовик, стоимостью около миллиона долларов мог серьезно пострадать. Мы помогли в тушении. Были еще случаи, когда другу другу помогали Василевский с Сотниковым, Вишневский… Но не нужно забывать, что те экипажи, которые идут на максимальный результат – не будут терять на это время.

– Вспоминаю старый фильм – «Мировой парень», где была показана закулисная борьба, соперники старались выбить машины конкурентов еще до старта, в бивуаке. Было ли нечто подобное на Дакаре?

– В открытой форме, как показано в фильме, этого не видел. Но мы не рисковали и машины никогда без охраны не оставляли. Машины 24 часа были под наблюдением.

– Ты являешься руководителем команды «МАЗ-СПОРТ авто» уже почти 2 года. Что изменилось в подготовке команды после твоего назначения? С твоим приходом к руководству удалось решить значимые проблемы?

– В первую очередь я уделил внимание физической подготовке. Все проходят определенную программу подготовки, реабилитации. Если нужно проходят лечение, в том числе принудительно! 

Тренировки для всех в команде обязательны. Если кто-то не хочет – сразу прощаемся. В этом году все пробежали полумарафон – 10.5 км. Единственный, кто не бежал – Александр Василевский в силу своего возраста. Нам помогали в подготовке к гонкам спортивные врачи, которые подсказывали с какими группами мышц нужно работать. Это дало положительный результат в ходе гонки.

– Сергей, на твой взгляд, станет ли твое 2-ое место хорошим мотивом для продвижения автомобилей МАЗ за рубежом? Как может это сказаться на продажах?  Ведь бытует мнение, что в спортивном автомобиле от серийного МАЗа только логотип…

– Конечно, я уверен в том, что наше достижение не может не сказаться на закреплении позиций МАЗа в той же Венесуэле, где уже есть эти автомобили и налажено сборочное производство. На рынках Украины и России МАЗ уже известен давно, а вот для дальнего зарубежья- это была отличная реклама, которая должна, по – моему мнению, способствовать закреплению марки МАЗ в Южной Америке. В условиях того, что для прямой рекламы нужны огромные бюджеты, которых нет, призовое место на Дакаре и упоминание во многих СМИ об автомобилях МАЗ должно положительно сказаться и на продажах. Автомобиль готовился именно на заводе МАЗ своими силами. Некоторые наши наработки по доводке машин пойдут на серийные модели МАЗов. Начиная от простейшего – доводка кабины, которую раньше приходилось менять ежегодно. Теперь мы знаем, как решить ее проблему.  И так по разным направлениям подготовки автомобилей. Лучшее, что не сильно скажется на увеличении стоимости, но повысит надежность и качество автомобилей МАЗ будет браться в производство.

– До тебя у белорусских спортсменов были весомые успехи на чемпионатах Европы в кольцевых гонках и триале. Но ты своим успехом на Дакаре, кажется, превзошел всех. Ты сам осознал, что ты сделал для страны? Ты чувствуешь себя героем? Или осознание всего этого еще не пришло?

– У меня сейчас немного другие мысли в голове. Они направлены на другое- как укрепиться на этих позициях, как подготовить ребят, чтобы они ехали еще быстрее, а не становиться у них на пути и тормозить их. Мне уже 38 лет и может лет 5 я еще могу активно участвовать, но нужно готовить молодых ребят. Им будет легче – мы проходили путь, учась на своих ошибках, а они будут готовиться уже с учетом приобретенного нами опыта. Ведь после гонки мы всегда проводим «разбор полетов». Выясняем какие были ошибки, как правильно нужно было ехать, где можно было ускориться и т.д. Вишневский все это очень хорошо впитывает и результат не заставит себя долго ждать.

– А что сегодня тебе помешало стать первым на Дакаре? Есть какие-то весомые причины? Чего не хватило – мастерства, или возможностей техники?

– В настоящий момент мы объективно слабее – машины менее технологичны, имеют большую массу, по мощности уступаем лидерам. Очень быстрые Ивеко, которые отлично вели себя на высокогорье. Еще многое значит командный опыт, без которого невозможно выиграть гонку! Нужно учитывать и то, что у команды КАМАЗа 30-ти летний опыт и 4 практически одинаковых по мастерству пилота! Причем один из них – Николаев стал третьим человеком за всю историю Дакара, которому два года подряд удалось выиграть ралли! Команда КАМАЗа выигрывала часто, но почти каждый раз победителем становился новый участник команды! Я бы сказал, что у КАМАЗа- «длинная скамейка» хороших пилотов. Нам в этом плане труднее- у пилотов разный опыт, они были разные по уровню подготовки. Иногда разброс результатов по итогу гонки оказывался очень большим у членов команды. В этом году все ребята подтянулись и выровнялись. «Шелковый путь» все 3 машины закончили в первой десятке. Хотелось повторить это и на Дакаре, но напарники стали 13 и 14, а я пока самый быстрый и второй в генеральной классификации. Я ориентируюсь на лидеров – на пилотов команды «КАМАЗ- мастер». И, если я вижу, что мы в чемпионате России боремся с ними почти на равных, то это вселяет уверенность в своих силах! Я даже не смотрю как готовятся остальные команды. Ориентир – только лучшие спортсмены.

– Сергей, на твой взгляд – твой успех на Дакаре сможет ли подтянуть остальные виды автоспорта в Беларуси? Ведь не секрет – стопором развития служит отсутствие спортивных трасс и даже тебе проводить тренировки негде. Внимания к автоспорту на высшем уровне немного.  В тоже время есть завод МАЗ, есть МТЗ, построен автозавод Geely, которые нуждаются в рекламе и продвижении. Ведь в том же Ростове ежегодно проводится «Бизон-шоу» исключительно на тракторах «Беларусь». Но участвуют там только российские спортсмены! А ведь в свое время, ко мне как руководителю федерации обращались организаторы этого соревнования с предложением выставить команду от МТЗ. За прошедшие годы «Бизон-шоу» получило большую популярность в России и для белорусских тракторов это была бы отличная реклама! Тем более в регионе – житнице России! Даст ли твой успех толчок белорусскому автоспорту?

– Мне бы этого очень хотелось. Но, думаю, что для этого нужно еще несколько лет. Я сам сталкиваюсь со многими проблемами, когда выезжаю на чемпионат Беларуси по ралли, являясь пилотом ДОСААФ. Сам ищу бюджет, либо еду за свои деньги. Помощь есть незначительная… Но проблема даже не в этом. Проблема в том, что автоспорт мало освещают СМИ. Мы сами столкнулись с проблемой освещения! Хотя едет государственная заводская команда! В прошлые годы с нами ездили журналисты ОНТ. Но они ехали  за счет команды, которая и так испытывает недостаток бюджета! Много публикаций было в белорусской прессе и сейчас, благодаря работе с рекламным агентством, но опять за деньги нашей команды! Завод не в том положении, чтобы за все платить! Все просят за публикации деньги и меня это возмущает. Это должно решаться на государственном уровне- командировки журналистов, оплата эфира, публикации, ведь мы представляем ГОСУДАРСТВЕННУЮ команду! Я категорически не согласен с таким подходом к освещению соревнований. Ведь даже в Ф1 телевидение покупает права на показ, а не наоборот! Разве, когда выступают хоккеисты минского «Динамо» они платят телеканалу?! Разве, когда показывают матчи по футболу с БАТЭ – клуб платит телеканалу?! А для автоспорта созданы совсем другие условия… Разве автоспорт на таком «дне», что мы должны платить за показ? Мы, выступая, рекламируем белорусскую технику! В отличие от многих других видов спорта, где играют в импортных бутсах, бегают в импортных лыжах, играют в импортном снаряжении… Это непонимание возмущает меня. КАМАЗ сопровождают 2 телеканала! Причем с таким мобильным оборудованием, которых в Беларуси всего два! Показательна ситуация, когда я просил многих представителей СМИ помочь в освещении гонки чемпионата России. Никто не захотел ехать. Но как только я там переехал человека об этом написали и показали в эфире все! Да еще с такими заголовками: «Белорус переехал россиянина!», «МАЗ переехал россиянина!», «Вязович задавил человека!» Интересно получается, ведь я же не платил за показы?) Ведь в этом случае, где можно было бы смолчать и не наносить лишнюю травму, вся пресса сорвалась с цепи…

– Как встречали зрители участников Дакара?

– Стояла просто стена людей! Огромная популярность! На старт приезжал президент Боливии, сидя на заднем сиденье мотоцикла! Без всякой охраны! Он приветствовал участников, махал нам. О таком внимании зрителей можно только мечтать у нас! Хотя уровень жизни у них ужасный! Я не понимаю – как они там живут? Такое внимание к гонкам! А у нас я не могу сверку номеров пройти на спортивной машине! Стоит каркас безопасности – все, до свидания! Но это – отдельная история, которая за много лет так и не решилась!

Перед уходом Сергея Вязовича, мы сфотографировались с ним. Ведь когда-то он начинал со скоростного маневрирования, которое редакция проводила на авторынке в Малиновке. По своей полноприводной Лянче Сергей Вязович грустит до сих пор и сожалеет, что продал. Бежит время…

Вязович и Шевченко

Остается пожелать, чтобы задумки руководителя команды «МАЗ-СПОРТавто» сбылись. Глядишь и изменится все к лучшему…

Шевченко Анатолий

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on odnoklassniki
Share on vk

Один ответ

  1. Жаль, что не все можно пускать сейчас в публикацию….Но вопросы еще будут освещаться!

Добавить комментарий

Узнавайте о самых горячих новостях первыми в нашем Telegram