Мы делаем больше, чем обещаем!

Мы делаем больше, чем обещаем!

ТРИ СПОСОБА ЗАЩИТЫ ПРИ ФОРС-МАЖОРЕ

Просмотрено

В связи со сложной форс-мажорной эпидемиологической ситуацией бизнес пытается минимизировать риски по имеющимся договорам. Гражданское законодательство содержит механизмы, позволяющее это сделать.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила о том, что распространение нового коронавируса в мире приобрело характер пандемии. Пандемия – это необычайно сильная эпидемия, характеризующаяся распространением инфекционного заболевания на всей территории страны, территорию сопредельных государств, а иногда и многих стран мира. Страны, которых данный вирус коснулся особенно глубоко, а также страны, которые очень обеспокоены характером и течением данного заболевания ввели ряд мер, оказывающих значительное влияние бизнес (закрытие границ, производств, прекращение транспортного сообщения, ограничения перемещения людей и др.).

Вопросы

Поскольку бизнес-процессы в мире находятся в глубокой взаимосвязи, эти изменения затрагивают и интересы субъектов Республики Беларусь. В связи с этим у бизнеса все чаще возникают вопросы – «Возможно ли изменить или пересмотреть договорные отношения в связи с изменившейся экономической ситуацией?», «Возможно ли освободиться от ответственности, связанной с неисполнением договора?».

Постараемся разобраться в сложившейся ситуации с точки зрения гражданского законодательства. Как известно, по общему правилу субъект хозяйственной деятельности отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства без наличия вины, в связи с чем, важно определить случаи, когда он все-таки может быть освобожден от ответственности. На сегодняшний день можно:

 – сослаться на обстоятельства непреодолимой силы

– попробовать изменить или расторгнуть договор вследствие существенного изменения обстоятельств

– попытаться отказаться от договора вследствие невозможности его исполнения.

Это три основных вектора защиты в форс-мажорных обстоятельствах.

Рассмотрим каждое из этих решений более подробно. При разрешении данных вопросов будем отталкиваться от того, что на сегодняшний день официальными органами власти не подтвержден факт наличия пандемии в Республике Беларусь.

 1) Возникновение обстоятельств непреодолимой силы

Форс-мажор – это непредсказуемое событие природного или техногенного характера (например, стихийное бедствие, эпидемия катастрофа), независящее от воли сторон, участвующих в сделке, но ведущее к невозможности исполнения договорных обязательств. Формально, в гражданско-правовых системах форс-мажор определяется как обстоятельство, которое освобождает стороны, заключившие договор, от ответственности.

Прямо сам термин «форс-мажор» в белорусских законах отсутствует. Вместе с тем, понятию форс-мажора в законодательстве соответствует понятие, содержащееся в части 3 статьи 372 Гражданского кодекса – «обстоятельства непреодолимой силы».  Итак, это чрезвычайные или непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, которые делают невозможным надлежащее исполнение договорных обязательств. При таких обстоятельствах лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, не несет за это никакой ответственности. Т.е. по предъявляемым к такому должнику искам ссылки на обстоятельства непредодолимой силы и статью 372 ГК Республики Беларусь будет достаточным для освобождения от санкций, связанных с неисполнением договора.

Данные обстоятельства как правило являются объективными и не зависят от воли сторон. Вместе с тем, между сторонами договоров могут возникать разногласия по отнесению их к обстоятельствам непреодолимой силы. Законом Республики Беларусь “О торгово-промышленной палате” за БелТПП закреплено исключительное право освидетельствования обстоятельств непреодолимой силы в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров Республики Беларусь (статья 20 Закона).

Кроме того, статьей 5 закона Республики Беларусь “О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера” чрезвычайные ситуации классифицированы на группы в зависимости от локализации. Также в законе перечислены государственные органы, уполномоченные принимать решения по управлению и предотвращению последствий чрезвычайных ситуаций: начиная от местных исполнительных комитетов для локальных чрезвычайных ситуаций, до Президента и Совмина Республики Беларусь для чрезвычайных ситуаций республиканского масштаба.

БелТПП свидетельствует наличие обстоятельства непреодолимой силы в рамках гражданско-правовых отношений. По этой причине она не является ни судебной, ни государственно-властной и не может рассматриваться как административная процедура. Белорусская торгово-промышленная палата делает свои выводы по представляемым запросам об освидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы только на основании документов (сведений), предоставляемых ей  заявителями и определяемыми ими как надлежащие и достоверные. Таким образом, заключение, выданное данным органом, не носит оценочный характер, и будет оцениваться судом в совокупности с другим доказательствами по делу.

Следует отметить, что такое заключение может быть выдано только по внешнеторговым сделкам и международным договорам. Иными словами компетенция БелТПП согласно статье 20 Закона Республики Беларусь “О торгово-промышленной палате” распространяется лишь на сделки в сфере ВЭД.

Чтобы взять всю ответственность в свои руки во вновь заключаемых договорах следует прямо прописывать, что стороны согласны признавать форс-мажором (эпидемии, пандемии, техногенные катастрофы, ураганы, ливни, и т.п.) и какие для этого требуются подтверждающие документы.

Рассмотрим ситуацию, когда субъект А. зависит от поставок субъекта Б. Субъект Б. не может исполнить свои обязательства в связи с официально признанными обстоятельствами непреодолимой силы. Что это будет означать для субъекта А.? Освободит ли это А. от обязательств в свою очередь перед его уже личным контрагентом? Согласно действующей судебной практике обстоятельства непреодолимой силы действительны только для субъекта Б. и не распространяют свое действие на зависимых субъектов. Связано это с тем, что субъект А. имеет возможность найти других поставщиков, заменить поставляемый товар либо найти возможность исполнить обязательство иным образом.

2) Следующим обстоятельством, которое может быть положено в основу изменения или расторжения договора, это существенные изменения обстоятельств.

Согласно п.1 ст. 421 ГК изменение обстоятельств признается существенным, если они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

При наличии таких обстоятельств должник вправе обратиться с предложением к другой стороне, а затем, если она не согласится, в суд с иском об изменении или расторжении договора со ссылкой на статью 421 ГК Республики Беларусь, а также существенно изменившиеся обстоятельства.

Важным в этом определении является часть о разумном предвидении обстоятельства. Обстоятельства не должны иметь возможности быть спрогнозироваными и при должной осмотрительности учтенными. Кроме того, данные обстоятельства не должны существовать на момент заключения сделки.

Это означает, что если в момент заключения сделки уже было известно о наличии эпидемии коронавируса в Китае, то можно было гипотетически предположить о возможности распространения эпидемии на другие страны. Напомним, что первое официальное уведомление местных властей города Ухань провинции Хубэй центрального Китая о возникновении эпидемии коронавируса датировано концом декабря 2019 года. 31.12.2019 года власти Китая проинформировали о вспышке неизвестной пневмонии Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ). 30.01.2020 ВОЗ признала вспышку нового коронавируса чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение. 11.03.2020 года ВОЗ объявила, что вспышка приобрела характер пандемии, а 13.03.2020 — что её центром стала Европа.

Соответственно, по таким гражданским договорам, заключенным после декабря 2019 рассчитывать на возможность отказаться от исполнения обязательства в связи с существенным изменением обстоятельств не стоит. Если же договор был заключён до объявления эпидемии, тогда это будет оцениваться судом исходя из каждой конкретной ситуации.

Соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор. Требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор.

Надо отметить, что при расторжении судом договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

В данном случае нелишним будет вспомнить о судебной практике, сложившейся во время экономического кризиса, связанного с резким изменением обменного курса национальной валюты. Стороны тогда терпели большие убытки и пытались в судебном порядке выйти из обязательств, ссылаясь на существенные изменения обстоятельств. Суд отказывал в удовлетворении таких исков в связи с тем, что при должной рачительности и осмотрительности можно было спрогнозировать эти риски и предусмотреть их в договоре.

3) Следующая норма, это норма права, которая предоставляет право сторонам изменить или прекратить обязательства в связи с невозможностью их исполнения. Данные обстоятельства детально закреплены в статьях 386 и 387 Гражданского кодекса.

Так, невозможность исполнения должна быть вызвана обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает (статья 286 ГК). Примером такой невозможности исполнения может послужить отказ в товара ненадлежащего качества на товар той же модели, поскольку прекращена поставка данного товара. В данном случае в зависимости от обстоятельств стороны могут рассчитывать на двухстороннюю реституцию.

Также невозможность исполнения может быть вызвана принятием обязывающего акта государственного органа, в результате которого исполнение обязательств становиться невозможных полностью или в соответствующей части (статья 387 ГК). Что касается данного обстоятельства, то необходимо повторно отметить, что на сегодняшний день официально в Республике Беларусь пандемия не объявлена, следовательно до принятия соответствующих актов ссылаться на неисполнение обязательства по данному обстоятельству не представляется возможным. В то же время, в соседних странах в связи с эпидемиологической ситуацией приняты законодательные акты, которые можно использовать в качестве основания для изменения или расторжения договора, если данные акты напрямую влияют на договорные отношения сторон.

Невозможность исполнения обязательства как основание для отказа от исполнения договора является оценочной категорией. При рассмотрении споров суды в данной ситуации будут оценивать возможность выбрать другого поставщика, другого контрагента. Следует отметить, что речь в данном случае не идет о том, чтобы исполнить обязательство, не понеся потерь или убытков, речь скорее о том, была ли возможность исполнить обязательство любой ценой.  Только объективная невозможность исполнения может быть признана судом состоятельной при прекращении обязательства по данному обстоятельству.

При отказе от исполнения договора по данному основанию необходимо соблюсти формальности, направив согласно статье 378 ГК Республики Беларусь контрагенту письменное уведомление (требование) о наличии соответствующих обстоятельств и прекращении обязательства в соответствии со статьей 386 ГК Республики Беларусь.

Таким образом, гражданское законодательства имеет широкий арсенал мер по изменению или  прекращению обязательств при наличии объективных оснований для неисполнения должного по договору. Однако, о расторжении или изменении договора лучше договариваться лично с контрагентом, а не через суд. Причиной этого является то, что последствия пандемии затронули или в ближайшем времени затронут практически все сферы экономики. Расторжение или изменение договора в судебном порядке не имеет большой судебной практики, разбирательства по таким делам проводятся крайне редко, поэтому предугадать ход развития событий будет крайне сложно.

При заключении новых договоров следует помнить – что пандемия уже объявлена (пускай даже не в Беларуси), следовательно все обстоятельства, связанные с ней не будут новыми для сторон. Все вновь заключаемые контракты заключаются в новой реальности. При заключении новых договоров стороны должны максимально четко проработать все условия договора, заложив все возможные риски связанные с логистикой, карантином, валютными колебаниями  и прочими обстоятельствами, в том числе предусмотреть оговорки, позволяющие  во внесудебном порядке изменить или прекратить соглашение.

Что же касается исполнения обязательства, связанных с использованием бюджетных средств, то в данном случае, при наличии даже небольшой просрочки исполнения, на обязанную сторону ложатся непомерные санкции, предусмотренные бюджетным законодательством. И тут, конечно, на выручку организациям, попавшим в такую ловушку, пришло бы официальное признание в Республике Беларусь коронавируса форс-мажорным обстоятельством. Такие постановления уже приняты в ряде стран, к примеру коронавирус признали форс-мажором в Китайской Народной Республике, Москве и Подмосковье. На COVID-19 могут ссылаться как на обстоятельство непреодолимой силы поставщики и заказчики в Брянской, Архангельской и других областях Российской Федерации.

Пока этого нету, традиционно рассчитывать следует лишь на универсальную статью 314 ГК Республики Беларусь, предоставляющую суду право уменьшить ответственность по договору в связи с ее несоразмерностью последствиям ненадлежащего исполнения обязательства.

Белявский С.Ч.
Юрист-лицензиат, медиатор, председатель Третейского суда «Экономические споры»,
более 10 лет стажа работы судьей экономического суда, член Союза юристов

 Кобринец М.В., юрист

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on odnoklassniki
Share on vk

Добавить комментарий

Популярное