Мы делаем больше, чем обещаем!

Мы делаем больше, чем обещаем!

Юрий Грищенков: Я был дорожным хулиганом

Просмотрено

Интервью с Юрием Грищенковым.

Юрий Грищенков: Я был дорожным хулиганом
Юрий Грищенков: Я был дорожным хулиганом

Путь Юрия Грищенкова к вершинам белорусского автоспорта отнюдь не был усеян розами. Несмотря на несомненный талант, своего первого чемпионского титула спортсмену пришлось ждать целых восемь лет.

В этом году спортивная Фортуна наконец-то оказалась благосклонной к Юрию и его штурману Денису Ревяко – они стали чемпионами по ралли-спринту в абсолютном зачете и классе Б12. А ведь когда-то Юрий смотрел на раллийные баталии глазами обычного зрителя и мог только мечтать о том, чтобы оказаться за рулем гоночного автомобиля…     

— Откуда у тебя появился интерес к автоспорту?

— Любовь к автоспорту у меня была постоянно. Мне всегда нравилась быстрая езда, поэтому еще до своего прихода в спорт я покупал спортивные дорожные автомобили, на которых частенько хулиганил. Однако моя жизнь круто изменилась после того, как я по приглашению моего хорошего знакомого Александра Анисова, к слову, известного в прошлом раллиста, впервые побывал в качестве зрителя на гонке «Ралли президентов». Было это зимой 1999 года. Помню, скольких усилий тогда потребовалось, чтобы добраться на своем автомобиле до гоночной трассы, к которой вела снежная извилистая дорога. Когда приехали на место, я спросил у Александра, какую скорость здесь будут развивать спортивные автомобили. «Соточка» будет – ответил он. Я сначала подумал, что это шутка. Как сейчас помню эти впечатления. Тишину зимнего леса внезапно взрывает  рев гоночного мотора, прямо передо мной из-за поворота вылетает спортивный автомобиль, который вот-вот должен врезаться в ближайшую сосну, а оторвавшееся от него колесо угодить в толпу зрителей. Моим первым желанием было развернуться и убежать, но, к моему удивлению, никто из стоявших рядом зрителей этого не делал, наоборот, все стояли и наслаждались зрелищем. И я тоже остался на месте. Тогда для себя я понял, что абсолютно не умею ездить, но одновременно у меня родилось желание научиться также филигранно управлять машиной, как это делали проносившиеся мимо спортсмены. Когда сегодня я наблюдаю, как во время нашего с Денисом выезда из поворота кто-то из зрителей или солдат оцепления трассы разворачивается и убегает в лес, то про себя отмечаю, что еду нормально. Со стороны наша езда может казаться безумством, но уверяю, из пилотского кресла в этом момент все воспринимается адекватно.     

— Какими были твои первые шаги в ралли?

— Сначала я приобрел гражданскую полноприводную Toyota Celica, на которой после соответствующей подготовки начал постигать азы раллийной езды. Свой первый опыт я приобрел, когда с Александром Анисовым поехал тренироваться на грунтовый спецучасток в Поликшты. В первом же повороте я перебрал со скоростью, в результате чего правую часть машины вынесло на обочину. Положение усугубило еще и то, что на автомобиле стояла обычная асфальтовая резина. Каким-то чудом я удержал машину, за что Александр мне потом пожал руку и сказал «ездить будешь», но последствия оказались не слишком радостными – «разулись» оба колеса, а запаска была только одна. Сначала пришлось ехать на трех колесах до ближайшего пункта продажи шин, а после  предстояло еще как-то добраться до шиномонтажа. После этого случая я уяснил правило: следует ехать настолько быстро, насколько позволяет подготовка автомобиля. 

— А как сложилась твоя первая гонка?

Юрий Грищенков и его штурман Денису Ревяко
Юрий Грищенков и его штурман Денису Ревяко

— Впервые в профессиональных соревнованиях я принял участие в 2000 году. Это было «Ралли президентов», где мне посчастливилось стартовать в одном экипаже с Александром Анисовым. Мы ехали на гражданской машине, тем не менее, по ходу гонки показывали время на уровне экипажей, выступавших на специально подготовленных автомобилях. Для меня эта гонка стала настоящим праздником, даже несмотря на то, что во второй день соревнований я вылетел с трассы. Причем получилось все довольно курьезно. При выходе из очередного поворота я заметил находившегося рядом с трассой фотографа и на какую-то секунду отвлекся, представив себе, какие красивые у него должны получится кадры. Этой  секунды хватило, чтобы колеса машины затянула рыхлая обочина. В общем через десять метров наш автомобиль уже лежал на боку, а я получал по шлему от моего  штурмана. Мне было очень стыдно. По моему мнению, если автомобиль вылетает по вине пилота с трассы, это позор. Не понимаю тех спортсменов, которые сначала вылетают, а потом с гордо поднятой головой вещают о том, сколько они при этом сделали оборотов. Это свидетельствует лишь об их несостоятельности. Если ты пилот, ты должен вести машину профессионально, а не заниматься игрой в русскую рулетку.    

— Кого ты считаешь своими наставниками?

— Разумеется, Александра Анисова и Юрия Змышко.

— Какие гонки тебе запомнились больше других?

— Мне вообще больше запоминаются гонки, где открываешь для себя что-то новое, что помогает обогатить твой опыт. Запомнились победы в нынешнем чемпионате по ралли-спринту. Они нам дались тяжело. Так на одном из этапов мы проломили коробку передач, механики кое-как залепили ее скотчем и рекламными наклейками, после чего мы вернулись в гонку и одержали победу.       
 
— Чем было продиктовано решение по смене в этом сезоне гоночного автомобиля?

— Я достаточно долго ездил на Toyota Celica и «вытащил» из этой машины все, на  что она была способна. Поэтому перед началом нынешнего сезона возникло естественное желание попробовать  другие автомобили. Выбор пал на Subaru Impreza.  Нельзя сказать, что этот процесс прошел безболезненно. По сути, нам с Денисом пришлось сделать несколько шагов назад и заново обретать форму, вникать во все нюансы новой для себя машины. Со временем удалось добиться, чтобы автомобиль начал вести себя как этого хотелось, что и сказалось на наших результатах. Больше всего проблем в Impreza  доставила коробка передач. Дело в том, что на нашем автомобиле установлена  стандартная коробка, которая не позволяла проехать без поломок полную дистанцию раллийной гонки, но вот выдержать дистанцию ралли-спринта ей оказалось по силам. Поэтому сезон в чемпионате по ралли у нас не сложился, зато мы победили в чемпионате по ралли-спринту.

— Ты специализируешься только по ралли, но не возникало ли желание попробовать себя в других дисциплинах, поменять, так сказать, обстановку?

— Перед тем как профессионально заняться автоспортом, я присматривался к разным дисциплинам. В частности к треку и кроссу, где успел провести несколько тренировочных заездов. Но в итоге выбрал ралли. По натуре я человек творческий, мне нравится создавать что-то внутри себя и реализовывать это в жизнь, а ралли как раз творческая дисциплина. Я уважаю спортсменов, которые гоняются в треке и кроссе. Но там, где встречается толпа, нередко возникает    борьба с нарушением правил, происходят подсечки, а иногда присутствуют и откровенно некрасивые моменты. Не в обиду будет сказано трековикам и кроссменам, но у меня сложилось впечатление, что эти гонки похожи на толкотню  за медалями. Другое дело ралли, где ты наедине с дорогой, машиной, штурманом, и вы вместе рождаете подход, который выливается в определенный результат. Ведь это не просто быстрая езда, а езда по стенограмме, когда дорога для тебя становится текстом, что позволяет в 1,5-2 раза ехать быстрее, чем по «глазам». Это потрясающее чувство.  В ралли имеет большое значение, кто ты есть в жизни. Если ты внутри себя не решил свои проблемы, то это обязательно скажется на результате. Недаром в ралли успешные пилоты – это, как правило, зрелые люди.  

— Как на тебя повлияли занятия автоспортом в обыденной жизни?

— После приобщения к автоспорту все эксперименты и озорство на обычной дороге закончились. Спорт здорово дисциплинирует, приходит такое понятие, как адекватность скорости к данной ситуации, и ты начинаешь чувствовать это очень четко.  Признаюсь, у меня есть много нарушений скорости, но они совершаются не из-за откровенного игнорирования ПДД. Просто в голове не звонит колокольчик опасности, подсознательно в этот момент скорость кажется действительно адекватной и безопасной. Чтобы с этим бороться, я установил на свой автомобиль старый антирадар, который служит мне напоминанием того, что, помимо собственного ощущения, существуют административные ограничения скорости и люди, чья профессия эти нарушения фиксировать. Хотя пару недель после соревнований и пережитых там сумасшедших нагрузок и скоростей мне доставляет удовольствие управлять машиной на небольших скоростях. Я бы сравнил это чувство с контрастным душем.

— Помогают ли тебе при встрече с инспекторами ГАИ спортивные заслуги?  

— Я не люблю рассказывать, что занимаюсь автоспортом, а пытаюсь говорить с инспектором как водитель с водителем. Во всяком случае, я еще не встречал сотрудников ГАИ, которые бы неадекватно наказывали.   

— Какую часть твоей жизни занимает автоспорт?

— Автоспорт – это потрясающая возможность узнавать и совершенствовать себя. Это центр, вокруг которого вращается моя жизнь, это нравится, этим хочется заниматься и заниматься профессионально. В связи с этим я даже стал заниматься спортивным бизнесом, открыл со своими единомышленниками спортивное учреждение «МЦ Квадрат».

— Следишь ли ты за гонками мировых чемпионатов?

— Слежу за чемпионатом мира по ралли.

— И на чьей стороне твои спортивные симпатии?

— На стороне Себастьяна Леба. Еще нравится, как ездит Микко Хирвонен.

— Я знаю, что ты неравнодушен к редким спортивным автомобилям. Какие из них украшали твой гараж?

— Мне нравятся все автомобили, но к редким машинам у меня интерес особый.  Я отношусь к ним, как живым существам. Из редких спорткаров, с которыми я имел опыт продолжительного общения, могу назвать Toyota Celica Сarlos Sainz Edition, их в Беларуси всего две, и Toyota MR.

— А сейчас на чем ездишь?

— Фургон Toyota Hi-Ace. За моими плечами сейчас хозяйствование спортивного учреждения, поэтому такая машина мне просто необходима. Но я тоскую по гражданским скоростным автомобилям, которые помогают держать тебя в тонусе. Кода ездишь несколько месяцев на микроавтобусе, то пересаживаться за руль гоночной машины тяжело. Поэтому перед гонкой я предпочитаю покататься на каком-нибудь дорожном спорткаре, который беру у своих знакомых.

— Какие планы на следующий сезон?

— Как обычно, планирую участие в чемпионатах по ралли и ралли-спринту.

— Что бы ты напоследок хотел пожелать нашим читателям?

— После гонок я часто вижу, как почувствовавшие гоночный адреналин зрители пытаются выплеснуть свою энергию за рулем своих автомобилей. Порой это заканчивается печально. Чтобы ездить так, как спортсмены, нужны как минимум специально подготовленная машина, соответствующий опыт и специальная трасса. Я призываю всех любителей автоспорта, пожалуйста, не повторяйте на обычных дорогах, то, что вы видите со зрительских мест.

Денис АЛЕКСАНДРОВ

 

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on odnoklassniki
Share on vk

Добавить комментарий

Популярное

Узнавайте о самых горячих новостях первыми в нашем Telegram